URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:13 

На субботу. (24 июля.)
Автобус. Мне хочется лежать на сиденьях, упираясь ногами в стекло. Кондуктор не довольна, но пара купюр все
решает. Видимо – выходной, солнце. Утро – людей не так много. У торгового центра – я выхожу. Прямо на улице фонтан – природный минеральный источник. Я залажу и пулькаюсь. Мне лет 8 от силы. Чувство что я маленькая принцесса – на
протяжении всего сна. Еще были какие-то волшебные картинки, Маша и Сима. Сима встречал меня на вокзале. Я шел через рельсы к платформе. Меня кто-то провожал. Поезда не было. Маша – рассказывала о своих трудностях, в основном денежных. Я каким-то чудом потратил все свои деньги и даже не заметил этого, не помнил даже что купил. Было страшно идти домой и признаваться папе. Вновь это странное ощущение из детства. Как первая двойка – страшно признаться папе. Не потому что накажут (этого и не было никогда), а потому что не хотелось признаваться в том, что ублажался….

На пятницу.

Мой старый дом. Коридор первого этажа. Я собираюсь. Папа меня ждет. Я быстрее его занял ванну. Одеваю джинсы, куртку, весенние сапоги. Меня везут к бабушке на квартиру.

Таня и Крися. Мы о чем-то болтаем. Несущественное. Помогаем Крисе выбрать юбку – красную, с белыми
разводами. Она говорит о Вове. Жалуется. Антон уходит вместе с ними. Приходит т.Лена – заправляем кровать.

Декан. Трусливый и злобный. Не ставит зачет. Илья зол. Забег. Илья отстает и чтобы не быть одному, тянет
других – хочет их вывести с трассы. Ноет. Зубоскалит. Финал забега проходит в главном спортзале. На прямой – юноша и девушка. Она не от мира сего. Бегут. Предлагаем декану взятку. Он подписывает бумагу – попался.

Тот же универ. Подвал. Женщина – грезит о восстании. Проверка. Киборг. Стоит с еще одним в очереди в медпункт.
Ежедневный ритуал. Он новенький – впервые. Старики. Их нужно пропустить без азговоров. Люди. Им не зачем. Но им сотни лет и они уже выжили из ума. Делают все, что придет в голову. В кабинете – мужчина и женщина. Киборг – слишком
яростно говорю свое мнение. Оно может у меня быть, но не такое яркое и эмоциональное. Скорее всего – отправят на склад. Но нет – у них заговор, они отбирают бойцов. Я подхожу. Они пророчат мне лидера.

На четверг.

Потапов. Проект. Ученики. Сошел сума. Или гений. Сторонний специалист. Дырка в полу – в другую реальность. За
диванов, в зеленом ковре. Игрушки.

Люди. Два человека. Постояннорожаются и умирают. Куча трупов. Оплакивают друг друга.

На среду.

Общежитие. Универ. Я где-то посередине этажа. Неприязнь в ожидании Светы. Мимо проходила Ксения Игоревна. С
ребенком. Живет здесь же.

Я маленькая девочка. У меня есть брат двойняшка. Мы живем в парке развлечений. Один из аттракционов стоит прямоу нашего дома. Дом больше похож на сарай. Маленький, неприглядный. Мама – злая.Точнее глупая – родила нас по молодости, а теперь мучается. Нам 10. Оназанялась магией. Нужна жертва. Убивает нас по очереди. Я просыпаюсь, закутанная
в ткань – бинты, они уже коричневые от грязи и крови. Мой медальон светиться. Идк ней. Она не верит. Я предупреждаю ее о опасностях. При этом все время думаю обрате. Мысленно зову его. Дальше – мутно. Все неприятности, о которых я говорил– с ней случились. Но все закончилась благополучно для ее жизни. Она поверила. Пришла просить прощения и служить. Я – уже не я. А брата нет.

На вторник.

Большой, обитый темным деревом зал. Мало света. Ночь. Звонит Женя – плачет. Её работу не принимают, хотя у нас
такая же. Со мной Света. Хотим спуститься на лифте. Но там Исопескуль. Идем на лестницы. Они разорваны. Спускаемся кое-как.
У меня два медведя. Бурый и черный. Черного нужно накормить. Помню, как ехал. Он где-то в питомнике.

Зима. Нужно купить подарки. Новый год. На компросе, ЦУМ. Елки и огни. Уже ночь. Звезд не видно. Захожу в диски. Хочу купить Тамаре – курс английского. Нахожу - про борьбу с наркотиками. Покупаю для Саши. Встречаю папу. Н тоже ходит по магазинам. Улыбается. У Атриума встречаю Сашу Суворова. Предлагает идти в Синиму. Я хочу в другой магазин. Расходимся.


17:22 

Обычные будни

Сначала соседи зверски сожрали мою собаку, в сырую.

После я потворствовал ребенку в его маньячных наклонностей.

Интересно, что же меня ожидает сегодня...?

з.ы. Хочу покой и "нормальные" сны.


19:46 

Судьба.

Вчера вечером около дома нашел 3 четырехлистника. Подряд...
з.ы. Чует моя ..., что-то будет...


21:39 

Так или иначе, все то время, что есть - все моё.

21:37 

Вас тоже снедает одиночество?

Лето. Все мои воспоминания вплоть до 12 лет – это лето. После – осень. Зима началась с 1 курса, и сколько она продлится – не известно.
З.ы. Неужели весна придется на мою смерть, или же жизнь все-таки успеет сделать еще один виток?

Любовь – драгоценный камень, чья ценность зависит лишь от огранки.

Иногда ирония жизни и есть сама жизнь.
(О Цзинь, Пин, Мэй.)


21:42 

На четвертое марта.

Вечер, зима. Около 10. Возвращаюсь с улицы, мои вещи стоят в коридоре. В комнате - свет. У меня завелась лягушка. Не могу её поймать, она меня кусает за руку. У нее зубы. Сажаю ее в пакет, пакет - в коробку. Жду, когда кончится воздух, она умрет, и я смогу ее выбросить. Меня гложет совесть, что я убью живое существо. Мои соседи - религиозные люди, они подливают масло в огонь. Я со слезами выпускаю её, надеясь, что она еще жива. Она на свободе. Мне легко.

20:18 

Нет крика боли без крика радости в конце.

Рамон де Кампомор.


07:11 

Сон на 17 января.

Снилось море - темное, зеленое, синее. Небольшой домик из подручных материалов, солома. Рассвет. Старик показывает мне на море, я наступаю ногой на него. Оно твердое – лед. Море замерзло. Так странно – песок и на нем зелено-синяя цельная льдина. Присматриваюсь – лед сковал водоросли, от того и цвет такой странно-насыщенный.

Два брата. Один немой. Лаборатория – постоянно проживают несколько человек. Немому в буде вырезали легкие. Красные зашитые нитками полосы на груди. Мы пытаемся найти виновных. Девушка в красном подглядывает – не знаю зачем, она из другого отдела. Через несколько дней мы создаем лекарство, способное нарастить больному легкие, он выпивает его. Я его обманула, у него не только вырастут легкие, но и поменяется структура всего тела, тем самым он статен другим существом и переосмыслит свою жизнь. Я хочу, чтоб он перестал сладить за нами и сливать сведенья своему брату. Лекарство золотисто-желтое, похожее на крем. После истерики он соглашается с нашими доводами и готов опоить тем же самым брата.

Лес. Много деревьев, я ищу убежища. Полуспиленные стволы – дома.

Маша и я. Разговариваем по поводу моего дня рождения – как и во сколько делать праздник. Нас пытается подслушать Гриша. Мы на улице возле учебного заведения – ходим на какие-то курсы вместе.


07:49 

Сон на 14 февраля.
Белобрысый мальчик, мы ровесники – но он гораздо чувствительнее, что и делает его моложе меня. Мы живем рядом. Общежитие – соседние блоки. Очень часто случайным образом сталкиваемся – на остановках, в магазинах. Похоже, он пытается за мной ухаживать. Думаю, он мне тоже нравится своей застенчивостью и бедностью, можно даже сказать, что я поощряю его – разрешаю провожать меня, дарить подарки. Через несколько лет ситуация в корне меняется – мы женимся. Ему нужна семья, дети. Мне – его деньги, дом, мне нужно укрытие. Я вновь сбегаю от каких-то трудностей. И женитьба – лишь способ забыться. Его мать против всего этого, говорит что я не люблю его. Я же говорю, что не верю в существование этого чувства – так или иначе, брак – это договор, основанный на расчете. Она думает, что я цица и мне нужны лишь его деньги. Наш дом… он где-то на природе, за городом, мне нравится этот покой. Тишина, я наконец-то читаю книги мертвых…

Я умер. Меня тенет течение, мои ногти выкрашены в красный цвет. Все в тумане, кругом мелькают другие люди, нас тянет в бездну, но мне все равно. Кто-то перехватывает меня, стирает лак и делает вид, что красит мне ногти…, сознание возвращается ко мне, другие исчезают. Мне говорят, что я в чистилище. Это многоэтажное здание, много занкомых лиц. Мне говорят, что моя соседка устроила дебош в комнате. Все они живут на этом этаже уже много лет и не разу не спускались. В окне виднеются горы, обрывы. Для них тот мир слишком опасен – они там не выживут. Именно по этому они вынуждены вариться в своей кухне, терпя друг друга. У меня есть большая бежевая собака – игрушка. Я предлагаю спуститься вниз. С нами идут Ксюша, Дина, Даша, Катя и тот мальчик, что вытащил меня. Мы спускаемся на один этаж, и хотим разделиться – Даша, Дина, Ксюша уходят. Мы идем дальше. Я и мальчик хотим избавиться от Кати – прячемся, бежим, она нас преследует. Я прячусь в столовой – там тоже море людей, Катя тянет дверь, я ей говорю, чтоб она уходила и чтоб больше не пыталась… она убегает искать мальчика.

На неделе.
Меня исключили из Вышки по какой-то бюрократической ошибке. Мне следовало встретиться с адвокатом, я назначила встречу, но так и не пришла. Мне звонила Роза Григорьевна – курица наседка, требовала, чтоб я немедленно приехала. Мы с папой поехали в Вышку. Много снега, ночь, северное сияние. Перехода нет, мы не знаем, как добраться. Роза Григорьевна звонит и говорит, что все уладится, если я перечислю 16 000 на счет Вышки. Мне смешно, они постоянно что-нибудь да устроят лишь бы вытащить из нас пару копеечек. Не удивлюсь если и у части моих знакомых студентов та же бюрократическая ошибка.



07:44 

С 28 на 29.

Поездка на автобусе домой. Пересадка – еще пара километров и все, конечная. Много людей, большая часть знакомые. Грязно, дорога вся размыта. Гравийка. Водитель автобуса – женщина. Кто-то предлагает ехать не домой, а в противоположную сторону, чтобы узнать, что за мир нас окружает, все соглашаются. Мне эта идея не нравится. Дорога сижком странная – одни ухабы, мы поднимаемся почти перпендикулярно земле. Мне страшно, и некомфортно. Слева я вижу какие-то следы, огромного животного. Похоже, нас окружают лишь монстры. Мы продолжаем свои путь. Белое здание. Мы изучаем его. Мимо пролетает медуза. Маленькая, красивая. Мы следуем за ней. Неоткуда появляется женщина, вся в белом. Говорит, что мы неучи, чтоб мы убирались от суда. Мы ничего не сможем понять. Все невозмутимо выполняют ее действия. Мне становится страшно, я отказываюсь уходить. Люди похожи на стадо, которое выполняет любой приказ, живут небольшими деревеньками и не замечают огромным существ вокруг….

Школа. Урок. Я за партой в центре центрального ряда. Мы с соседом завариваем чай. Надзирательница ругает нас за несанкционированные действия с нашей струны. Все знают, о чем реешь, все молчат и просто ждут, когда это закончится. Она не может ничего сделать, срывает злость на Ване. После подсаживается к нам, начинает допрос. Только сейчас я вижу как трясутся у нее руки, дергается лицо. Ей ужасно тяжело, я даже частично сочувствую ей.

С 27 на 28 января.

Маяк. Белый. Наше убежище. Красивое море, теплое небо, закат. Заряд защиты слабеет. Мой брат и я охраняем сам маяк. Не зная точно, сто делает он, но у меня голубоватый камень, чью анергию я могу преобразовывать в силовое поле маяка. Мы – дети, около 10 лет. Брат должен постоянно держать меня за руку иначе мы потеряем друг друга. С нами еще двое взрослых – мужчина и женщина. Я не чувствую с ними родства. Один из них ученый, второй – то ли астроном, то ли мореплаватель. Мы стоим в коридоре на самом верху, стены выкрашены в белый цвет, по бокам куча дверей – мы никогда туда не заходили – конец коридора – это небольшая площадка, где мы устанавливаем поле. Взрослые сообщают нам, что заряда камня не долго не хватит – еще пара дней. Мы это знаем. Пытаемся продумать план побега. Лишь один выход – те двери – пути в комнаты параллельных миров. Двери комнат – открываются и закрываются ежеминутно, они больше похожи на двустворчатые двери лифта, чем на комнатные. Мы разделяемся –каждый сам за себя. Мы с братом попадаем в огромный дом, там лишь одна дверь – парадная, все остальное – арки в стенах. Мне кажется, что это дом моей мамы – вот и гардеробные на две комнаты, куда вещей и стилажей. Она забыла про нас, у нее есть сын. Мы заходит в еще одну огромную комнату – куча странных вещей, тетрадей, блокнотов. В одном из них запись – видимо последняя – что он уходит в другой мир. Мы ищем дверь – она в картине с животными, открываем портал. Мама помнит его от того, что он попал в определенный мир, а не как мы – выпали из всех реальностей. Мы идем за ним.


17:02 

С 13 на 14 января

Я просыпаюсь у себя дома, в своей комнате. Светло. Лето. Ухожу в сторону ванны, там кухня – готовлю себе завтрак – жарю яичницу. Вбегает военный, требует документы. Я его знаю, это мо сокурсник. Смаюсь, говорю, что у меня ничего нет, и чтоб он мне больше не мешал. Ему тоже почему-то весело, он исчезает. Моя кровать стоит на прежнем месте, но стены, пол, вся мебель исчезли. Много зелени и травы. Стою около кровати, она стоит в одном из углов перекрестка, нижнем правом, параллельно дороге. На подушке замечаю отпечаток своей головы, вмятину. Кто-то приезжает. Какие-то люди, вижу мужчину на коляске – инвалид, он пытается съехать с дороги на траву, падает. Я пытаюсь помочь.

Дома у бабушки празднуем новый год. Мне скучно, люди и торжество проходят мио меня. Я жду подарков, но меня никто не поздравляет. Приходят Том и родители, я рад – будут обнимать и дарить подарки. Тамара подбегает, хочет что-то подарить – дарит шнурок от халата. Синий, махровый – я злюсь, она так пыталась пошутить, сказать мне, что я ничего не значу. Резко выхватываю шнурок, обвязываю вокруг ее шею и ухожу в сосоднию комнату. Там темно, спокойно – мне уютно. Слышу, что Том изображает припадок, что я слишком затянула шнурок, и он ее чуть было не задушил. Знаю, что врет, все суетятся, мне не хочется выходить и что-то доказывать. Вбегают родителя, ругают.



17:01 

22.01.2010

Черный город – ночь, стеклянные дома, мне там плохо, тесно. Словно меня там закрыли. Хочу убежать, Маня и Саша помогают устроить побег, забирают меня на машине. Мы достаточно долго едем. Постепенно начинается день и приходит лето. Краски, зелень. Мы едем по грунтовой дороге вдоль скалы. На нашем пути встал, точнее застряв в грязи трактор, от него много дыма и пыли. Машины медленно, но уверенно объезжают его, ты следуем за ними, но застреваем, буксуем, нам не хватает места, я пытаюсь выйти из машины, оступаюсь и легко скольжу по склону. Так я попадаю в другой мир, и он продолжает меня затягивать. В центре озеро, чистое голубое, тебя так и тянет выкупаться в нем. Я скольжу по траве – пропасть – и снова спуск с горы и так несколько раз. Мне и ужасно страшно и так хочется подойти поближе к озеру. Вокруг я слышу голоса, это другие дети – смеются. Много счастья. У озера есть хозяйка, она королева этого мира. Красивая, плавная. Собрав всех детей, она отводит нас в дом, он большой – несколько этажей и три параллельные большие лестницы ведут на каждый из них. Она говорит, что для того чтоб выкупаться в озере, нужно убрать все волосы с тела. Называет это последним препятствием воды. И вот, наконец, мы в озере, это просто невероятно – зелено-голубой мир и куча счастья. Я уже не могу отделить себя от других детей. Но среди них есть те, которые чуть ближе и те, которые чуть дальше. Мы остаемся жить у нее. У озера есть центр – её трон. Небольшой выступ из воды, в центре синий камень. Каждый день мы собираемся в круг по периметру озера и разговариваем, пытаемся вспомнить свои прошлые жизни и опыт. Один из мальчиков вспоминает странный язык, это мои язык – в нем полно жестов и знаков, помимо слов. Я тоже говорю на нем… мальчик хочет предупредить, еще несколько человек, как загипнотизированные выходят в озеро и начинают помогать ему. Теперь они говорят хором, можно сказать поют, на их телах появляются знаки, они светятся. Я хочу понять настроение королевы, и только сейчас понимаю, что она ничего не чувствует – у нее есть знания, но постоянно жить у озера может лишь существо, лишенное эмоций. Меня это несколько пугает, однако я хочу как можно скорее пообщаться с тем мальчиком, я хочу вспомнить. Мы расходимся. Время бежит странным образом, я не могу сказать сколько прошло времени. Более того, я не сколько прошло дней – помню, что были и рассветы и закаты – но вот сколько? Мне кажется я проживаю несколько жизней – кучу жизней вместе с этими детьми и их прошлым. Я знаю каждого – их пороки и слабости, достоинства и силу. Там живут так же Лена и Леша. Мальчик с моим языком разгадывает загадку и отдает её мне на хранение – в нашем в ним мире полно воды, живет лишь один умирающий народ, там есть точно такое же озеро и цветок – поплавок, сердцевина которого выходит наружу с этой стороны другого мира – пиком – троном. Мне становится страшно. Проходит время, мне кажется, прошли годы. Она убивает нас, постепенно один за другим мы умираем. Девушка, умерла в воде озера, ее съели дикие рыбы, выплывающие на поверхность лишь после заката. Но еще светло и я чувствую, как ей хочется зайти в воду, многие стоят, видят её, многие пытаются отговорить – но ни один из нас не сдвинулся с места и не произнес ни слова. Я стою очень близко к ней, рядом королева. Только сейчас я вспоминаю, что меня назначили фиксировать смерть. О своих обязанностях я вспоминаю лишь в момент смерти. Девушка гибнет у нас на глазах – есть жалость, но нет сочувствия. Её пороки сами загубили её. Без лишних слов все мы разворачиваемся и уходим. Проходит еще несколько мгновений, несколько жизней – никто не знает. Я чувствую нагнетающее настроение со стороны некоторых из нас, возможно, они ощущают свою скорую смерть? На лестнице встречаю Лешу, он спешит и у него что-то есть внутри – очередная тайна. Я останавливаю его, он показывает мне все, что с нами произошло, все события, мысленно они встают передо мной – у меня льются слезы. Странное течение времени в этом мире способствует тому, что мы сиюминутно забываем причиненную нам боль. Вот и сейчас, как только Леша прекратит давить на меня, я забуду чувства. Главное – удержать мысль, что мне нужно помочь ему, и что здесь происходит что-то ужасное. Это трудно, когда живешь в мире полным счастья. Он говорит, что озеро – это лишь частичка другого мира – что оно спрятано в более большом и более грязном. Он хочет пойти наружу и все узнать. Хочет снять с себя пелену. Я хочу последовать за ним, он просит меня остановится, и подождать его здесь. Это опасно. Он обязательно вернется. Но я могу мысленно следовать за ним, он удержит часть моего сознания в своем. Я соглашаюсь.

Убежать от озера оказалось достаточно легко. Он вышел в мир, там сер, нет деревьев, куча людей, мало счастья. Леша пытается найти человека – журналиста, давно отошедшего от дел. Журналист живет в маленьком полуразвалившемся домике на окраине. Почему он – я не знаю. Старичок открывает нам дверь, мы входим внутрь, рассказываем нашу историю и в ответ хотим услышать историю озера. Его глаза полны грусти, они странного цвета. И только сейчас я понимаю, что озеро – наркотик, и если от него и можно сбежать, то уж не дальше чем эта окраина…

С 26 на 27.

Вечер. Зима. Соседний дом. Много света. Я в гостях. Пришла к одному из ребят – не знаю как его зовут, но знакомы мы давно. Я ему доверяю. У них в семье проблемы. Они мало общаются между собой. С виду – все хорошо, внутри – уже у всех накипело. Но проще забыться, чем решить проблему. Мы поднимаемся наверх, оставляя его родителей со своими мыслями.



10:33 

С 17 на 18 января

Мой старый дом. Раннее утро, зима – за окном ничего не видно. Все уже уехали, на работу, по делам и т.д. собираюсь в школу. Выхожу на улицу через задний вход – хочу разогреть машину, она синяя, маленькая – похоже на Аленину. На улице слышу, что ко мне притащились (не поверите) кот Базилио и лиса Алиса – рыжее и черное, в каких-то ободранках, много неуместного – видимо, стащили от куда попало. Звонят в дверь. Обхожу дом, не хочу их впускать, хочу претвориться, что нас уже нет. Однако, свет горит во всем доме, в каждой комнате. Делать нечего. Специально начав с самой ближней к ним комнате, выключаю свет – зал, коридор кухня, ванна, спальня, комната, комната, коридор, комната, моя спальня. Смотрю в окно, все еще торчат у входа. Спускаюсь вниз, впускаю. Идем на верх, мило беседуем. Такое чувство, что от них что-то зависит, и поэтому я не могу их выпроводить просто так. Слышу, что пришли родители, спускаюсь вниз, разговариваю с ними. Через пять минут появляются лиса и кот, довольные, лиса держит в руках простыни. Начинают прощаться, желаю доброго пути – попутно забирая простыни и поминутно вытаскивая все, что они успели стащить из их сумок.


13:32 

Сон. 22 ноября.

Пишу рассказ на ПК, отвлеклась – на сохранила. Все погорело. Нет чувства грусти или безысходности. Времени еще много. Иду в спальню к мужу. Он спит. Брюнет, удлиненные волосы. Много красок, золота, огромная кровать, подушки, балдахин. Жарко. Пытаюсь в шутку разбудить его, он отнекивается. Я вредничаю, в итоге меня затаскивают на кровать, заставляя успокоится. Мне смешно. Я в красивом, атласно-ярко-зеленом платье, рубашного типа. Иду к Ани Мартини – она ждет меня в зале (по пути дом кажется огромным), болтаем. Вечером хотим идти в клуб, она собирается, красится моей косметикой, выбирает платье из моего гардероба. Я ничего не меняю. Мне удобно.

_____________________________________________________________________________

Мероприятие. Ани уже нет. Я одна. Вижу мальчика, его бабушку. Покупаю им билеты. Порванная сумка – не хочу никуда идти. Хочу прогуляться. Беременная пара. Свежесть. Иду домой.

Сон. 15 декабря.

Магазины. Два этажа. Много комнат – отделов. Несколько ярусов, ищу штаны за 1000 рублей. Слишком кричащие краски, лилово-желтые. Не приятно. Много тупиков. В одном месте, чтобы попасть в новый отдел, нужно пройти по рельсам – подземка. Много людей. Встречаю Илью, спрашивает что-то про задачи, помогаю решить. Стоим на месте – замираем. Едет поезд, без предупреждения. Слишком быстро – сходит с рельсов, бороздит землю. Много ругани. Нас не задело. Все хорошо.

16 декабря.

Столетняя рыба. Автобус. Три пары. Мама и папа, их дочь с молодым человеком, еще кто-то, водитель. Болото. Зелень. Рыба плавает в пруду. Они ее видели. Уезжают. Маленькая девочка, что-то пытается сказать, двери закрываются перед ее лицом, автобус трогается – она бежит за ним. Не заметила обрыв. Автобус едет по мосту – девочка умирает. Люди, скорая. Будет суд, разбирательство. Виновники – люди, что не слышали – им все равно.

____________________________________________________________________________

Общага. Вика и Макс – пара. Приходят в гости. Угощаю чаем. Макс орет на Свету. У нее противные характер. Терпеть ее не могу. Довольна, что хоть Макс ее заткнул. Через несколько дней она умирает. Больно. Я потерялся. Брожу среди ее вещей, трогаю, не могу найти. Звонит ее мама, просит приготовить ее сумку. Плачу.

Странные сны. Две смерти за ночь.

22 декабря.

Дома в саду, ровный гозонцик, лето, кусты яблони. Мама, стирка. Белье сушится. Пахнет порошком. Холодный ветер. Веселье.

Закат. Белье до сих пор развивается на веревках. Никого нет. отпрашиваюсь в гости – заранее, мама – на работе. Ухожу к соседям. У нас одинаковые дома. Кухня. Соседи – жена и муж, дети. Собираемся ужинать. Супруга готовит. Я помогаю. Мою посуду – туда –сюда. Разговариваем. Она меня не любит. Придирается, кричит, затевает истерику. Строит из себя обиженную, плачеи. Мне не интересны ее притязания, они глупы.

Иду наверх. Там должно быть три комнаты – спальня, и две детские. Но комнат гораздо больше. И детей не двое, а трое. Еще есть малыш – ляля. Расположение комнат – квадрат, по центру – пропасть. Одна комната сдается, там бильярд и книги – слышу, что муж ведет туда возможного покупателя, прячусь в другой комнате. Ложусь на кровать, хочу отдохнуть.

На меня кто-то смотрит, старший ребенок. Лет 23. все равно ребенок – они их держат. Я на его месте. Подхожу к себе. На плече и на голове, под волосами – черные знаки, узоры. Она спит, рассматриваю их. Вдруг – вижу две головы вместо одной. Приходит мой брат. Смотрим вместе. В ней два человека. Много нитей душа второй – в туловище. Нити ее держат.

____________________________________________________________________________

Зубастик. Малыш. Кусает пальцы… руки без пальцев. Врем ему зубы, они все растут. Он сопротивляется. Рвем. Папа – тоже какое-то существо, черные круги под глазами, уходит на пирушку, они там собираются. Он меняет спортивный костюм на пиджак, помогаю ему.

23 декабря.

Солнце. Много света. Взрывы. Глобальная катастрофа. Случайность – тот отель где мы остановились – бункер. Все кто был там, спаслись, нельзя выходить, смотрим в красное небо через огромные окна планетария, оно искрится, камни. Что-то с воздухом, хочется вздохнуть свежестью – нельзя, нужно переждать. Людей размещают кто где, в комнате много кроватей. Мальчик лет 15, длинные рыжие волосы – спорим. Дети бегают по коридорам – любимая забава.

С 29 на 30 декабря.

Дорога. Трущоба. Путь из универа домой. Нет смысла ездить. Ночи очень красивы. Звезды. Странные дома – уходящие высоко ввысь, хотя по ощущениям обычные пятиэтажки. Туннель, нет света, рельсы. По всюду валяются какие-то балки, трубы. Единственное опасное место на всем пути. Обычно освещаю себе дорогу по средствам телефона. По той же дороге идет еще пара человек. Что-то пошло не так. Похоже на землетрясение. Я падаю на рельсы. Поезд, он едет по рельсам… непонятно как… частично они разобраны, частично сгнили. Меня вытаскивает Илья. Ругает, в своей обычной манере разговора, жестикулирует руками. Я просто молчу. Словно так и должно быть, покорно сажусь в машину, он везет меня к дому Ани – сегодня я ночую там.

____________________________________________________________________________

Теряю Илью. Гриша гуляет с собакой, черной. Предлагает проводить. Давно не виделись, несколько лет – нет тем для разговора, но тишина не нагнетает. Какие-то шутки, бытовая ерунда – весело. Внутри – я потерян. Зима. Фонари. Неба не видно – дымка города. Поднимаемся на пятый этаж, есть еще проем – но к нему нет лестницы, просто еще три двери в стене точно над тремя двери четвертого этажа. Двери зеленые. Меня встречает Аня – она беспокоится, сказала что я слишком долго поднимаюсь, Илья уже звонил, сказал, что высадил у подъезда… Морковный цвет, что-то покрашено, что-то нельзя трогать…

____________________________________________________________________________

Таня Ед-на, вафли с красной начинкой. Не могу их найти в магазине. Не знаю сколько у меня денег. Папа отвозит меня на учебу, мама говорит отвезти блинчики к Крисе. У Криси Таня, Сема и Паша… Шумно, весело. Жарим блинчики. Чувство что они просто напросто не могут выйти из квартиры, они связаны.

____________________________________________________________________________

Анина Даша не знаете как решить задачу. Им никто не объяснял, а на зачете она и будет. Что-то связанное с ПК – паскаль, excel? Роюсь в своих записях – нахожу нужное, Даше рада. Договариваемся после зачета встретиться. Бассейн, огромный, в несколько ярусов, вышки. Аня засыпает, ждем, когда Даша сдаст. Даша и Гриша на трамплинах. Что-то высыпают в воду – им нужно найти и…? Даша запуталась, Гриша все сделал. Бужу Аню, хотим подойти к Даше. Учитель по плаванью привлекает всеобщее внимание, говорит, что должна прилюдно извинится за… Я отнекиваюсь. Она настаивает. Одно лицо – раньше она преподавала мне физику до 10 класса. Так и не узнав, за что она извиняется, я просыпаюсь.

Только то, что мы оставляем после себя, имеет значение.

Мне кажется, что я живу уже вечность, столько воспоминаний, чувств, людей пошло через меня. И все равно мало, не хочу умирать. Боюсь смерти.

Со 1 на 2 января.

Вечер. Семинар по экономике. Преподаватель опаздывает, после пытается спросить нас о Тейлоре – кто читал, что, сколько... знают все – одни общие слова. Хотим выйти на улицу – справа терраса, уже ночь, звезды, холодно. Хочется свежести и спокойный разговоров. Появляется директриса – Вол-на. Все рушится.

Комната, рядом с тем местом где был семинар. Там плавают. Не бассейн. А просто комната постностью залитая водой, но она не вытекает наружу. Я залажу вне очереди – корабль. Не знаю как там поместился корабль – плыву к нему, там Света. Нам нужно о чем-то договорится. Разговариваю со Светой, вы плывем в воде, все движутся по кругу, к нам подплывает Катя. Предлагаю поменять состав на 2 мальчиков – где-то выступаем – Света и Катя против, да и времени нет. Течением относит на какое-то стекло – комната ломается.

За это хотят выгнать из Вышки. Говорю папе, чтоб дал денег, так как мне осталось доучиться в этом аду всего ничего. Н говорит, что не поможет. Сумма смешная – но они не соглашаются. Придумали какой-то принцип. Папа говорит, что восстановит меня через Крисю – она поступит, а учиться буду я. Я не могу ничего понять, говорю, что это смешно.

Иду к директрисе, угрожаю судом. Меня восстанавливают.

Со 2 на 3 января 2010.

Учу билеты. Наша группа. Все рассказывают по порядку. Надо успеть прочесть до того как спросят тебя. Чувство, что читаю билеты первый раз. Всего тридцать билетов, на всех не хватит – не могу понять, как решить эту проблему. Читаю билет про обезьян, как они живут, что едят. Думаю, что меня спросят именно его. Но Женя меня опережает – говорит, что ей нужно уйти пораньше – врет.

В Вышке, жду преподавателя по английскому. Не у кафедры, у 103 аудитории. Подходят люди, похоже, в этой аудитории у них пара. Один из них спрашивает – кого я жду. У них преподает другая. Странная группа – пошло шутят – видимо, для их это норма.

В 103. Та же группа. Пара английского. Я сижу на третьей – последней парте вместе с темноволосой девушкой, низенькая, коренастая. Похоже, я решила пройти за год два уровня, потому и хожу вместе с ними. Красный учебник, понимаю, что мне нужно его взять после в библиотеке. Прошу соседку сходить со мной. Она соглашается. Мы выходим из Вышки, мило беседуем. Она говорит, что тот мальчик (это оказывается был мальчик), которые первый со мной заговорил странный. Он нестабилен, в их понимании. Несколько раз пытался покончить с собой.

Иду на остановку. Со мной Тата. Остановка 68. хотим ехать в общагу. Но ждем автобус на другой стороне улицы. Там киоск. Забавные жвачки по 9 рублей. Просим продавщицу дать две, даем деньги. Она не может их найти, дает другие, мы отказываемся. Она тоже отказывается возвращать деньги. С горем пополам забираем деньги, садимся и едем в общагу. Правостороннее движение. Скоро день города – высадили цветы, мне нравятся ярко зеленые и ярко голубые – однотонные, насыщенные. Тане нравятся пестрые, маленькие, аккуратные. Мои похожи на кусты с человеческий рост. Мы разные, это да.)

С 3 на 4.

Двор около бабушкиного дома, лето. Много зелени, детская площадка. Вожусь с Семой. Все сидят у бабушки, что-то празднуют. Сема проказничает. Сначала мне кажется что он просто злится и так выражает свои эмоции, но нет. хочет порвать книгу, все делает специально, на зло. Таня во время его останавливает. Уже вечер. Мне пора уходить, я иду к кому-то в гости.


11:56 

Ваш билет счастливый

Минтранс РФ

087942

КОНТРОЛЬНЫЙ
БИЛЕТ


АВТОБУС

Счастливый билет
попался тебе с 5 попытки.
Твоё счастливое число: 15.
Получить">http://bilet.hdd1.ru/">Получить билетик.

Разработал belomoeff.

www.diary.ru/~belomoeff/";>belomoeff.>


 Ваш билет счастливый 

   
Минтранс РФ

952862

 КОНТРОЛЬНЫЙ
БИЛЕТ 


АВТОБУС

Счастливый билет
попался тебе с 5 попытки.
Твоё счастливое число: 16.
Получить">http://bilet.hdd1.ru/">Получить билетик.

Разработал belomoeff.
www.diary.ru/~belomoeff/";>belomoeff.>

09:47 

Вторник, 17 ноября 2009 г.
День рождение Сёмика. Исполнился годик. Пухленький малыш в синем костюме. Приехали тятьки, дядьки – куча народу. Поздравляют. Носятся – шумиха. Ребенка тискают – из рук в руки. Когда все собрались – едим в кафе. Огромный стол – сидим отмечаем. Я сбегаю. На улицу зима, сижу на тротуаре более часа. Не знаю зачем, но в темноте спокойнее, надежнее. Подходит Крися – говорит, что собираются отбывать, наконец-то. Возвращаемся в залу – много яркого света, свечи, 2 стола вдоль пространства. Сажусь где-то по середине, жду. Теща Леши просит её покрасит, спрашивает - кто умеет. Зря я окликают. Успокаивает лишь одно – быстрее отделаемся. Она полная, даже тучная женщина, маленького роста, почти без волос – бело-седые. Если красить – по прокрасится больше голова, нежели волосы. Через некоторое время понимаю, что у нее аллергия на краску – она звереет, Леша стискивает ей руки – держит, пока я докрашиваю. Перед отъездом иду в ванну – крашу веки чем-то фиолетовым, разглядываю лицо – нахожу дырку в зубе.

23 октября, 2009.
С четверга на пятницу.
Большой участок, Глухо. Аллея, дубы. Кладбище. На одном из захоронений – мои предки, несколько могил огороженных изгородь. Много камню. Какие-то узоры, статуй. Два священника чистят могилы – следы очередного вандализма. На плите – два соседа с красной водой, заменяю воду на свежую. Разговариваю со служителями, предлагают мне нанять охрану этих мест. Соглашаюсь, они уходят, я остаюсь охранять могилы.

Зачет по производственному менеджменту – помогаю всем решить, разобраться с заданиями. Никто из преподов не обращает на это внимание. Женя тупит. Но все равно мы все справляемся – положительные оценки.

Когда-то в октябре.

Пожар на пятом этаже, в доме на против бабушкиного. В этом подъезде на перовом этаже живет Сергей, знаю его еще с детсада. Захожу к ним в гости, хотя в живую не разу не была. . Никого нет. Шарюсь в его ПК. Откуда-то нахожу свои фото, пытаюсь найти аську, почту.

Вика – встреча на остановке. Черные волосы, красный укороченный пуховик. Прогуливаю пары и иду вместе с ней в магазин, в подвальчик. Вика хочет печенье – прячет его в карманы. Её ловят – отчитывают. Ей все равно – говорит - ничего страшного. Мне кажется это слишком диким.

Сидим с моим молодым человеком в милом кафе – мягкие сиденья. Он делает мне предложение. В этот момент появляется Сергей. Поздравляет нас. Рассказывает о своей свадьбе - блондинка в коротком атласном платье, в загсе влезли без очереди. Сейчас разведены. Не хочет ничего разрушать у нас – уходит. Не совсем его понимаю, да и мне все равно, я счастлива.



09:17 

Сон.

 

Тата. Где-то ночуем. Всю ночь болтаем, смотрим фильмы. Заходит мама – просит лечь спать. Уже поздно. Смотрю на Татины глаза – глаза пустые, как у сумасшедшей. Кристальные. Я пытаюсь с ней поговорить, она смеется, бегает. Мне страшно.

Мы идем в школу. Черный костюм двойка, женский, высокая юбка тюльпан, блуза, укороченный пиджак. Кто-то просит меня постоянно ходить в юбках - так лучше. Нужно сдать задачи, у меня как всегда ничего не готово. На следующий день – концерт. Просят выступить. Я соглашаюсь. Буду петь. Спрашиваю про инструменты. Мне будут окомпонировать. Рыжий мальчик. Я его хорошо знаю. На следующий день он заходит за мной, мы выбираем мне платье – зеленое, открытое, до колена. Нам весело. Помню, как пою, на улице – небольшая деревянная сцена. Мой голос слишком громкий… люди теряют слух, а нам все равно весело. Сам виноваты – не знали o чем просили.

Медаль, с другой стороны мое имя. Убийство. Попытка накормить детей. Такси. Полет по крышам домов.



07:57 

Игра в карты. Более трех колод. В основном - короли и вольты, 3 красных джокера, один - темный, туз бубей и карт пять мелочи. Ход под меня. Тата, Сашенька и Маша Ч. Вечер, чувство - что только что из бани. Ходят разными вещами - ручками, булавками, резинками, пуговицами - крыть в соответствии с ценой.

03:47 

Не хочу умирать.

Болит сердце. Ноет. Тяжесть.

Пью горький чай. Хочется сбежать от условностей. От своих надуманных прихотей. Хочу в горы. Хочу слушать. Чувствовать. Жду операцию - хочу обнять мир, увидеть.



______________________________Легла около 10 вечера_________________________

Бабушка. 543-47(?) лет. Маленькая, щуплая. Пытаются забрать в органы - очередные бумажные разборки. Уводит их пить чай, разговаривает. Узнав возраст, сообщают куда надо - опа, грамоты, деньги, слава.



Маленький мальчик. Не верит старшему брату, уходит. Старшему жаль, он вырезал свое сердце - мягкое, игрушечное - и отдал маленькому. Тот видимо, забыл об этом. Но ложь и вправду была "существенной".



Обезьяна. Большая. Серo-белая. Странные люди. Трезубец.

___________________Проснулась в 3:35____________________________________


09:04 

Сегодня.

Вечер. Здание школы. Захожу в класс – мне не приятно, много зависти, лести, недружелюбие, даже презрение. Занимаю парту где-то в середине центрального ряда. Вскоре должен начаться урок – точнее он уже идет, но преподаватель опаздывает. Все равно – не одна из сторон не заинтересована. Люди разговаривают, кругом сплетни, кудрявая девушка в серых штанах пытается подтрунить надо мной. Не замечаю её выпадов, у меня сжимается горло – я начинаю задыхаться. Изначально, это больше похоже на простуду, а после – чувство, что твое небо прирастает к гортани. Одна из девушек – маленькая, незаметная, беленькая – подбегает ко мне. Говорит, что знает что это такое. С ней случается периодически. Просит меня расслабится, похлопать в ладоши, дает что-то выпить… большую часть просьб я не помню, лишь ощущение, что тебя ведут, заботятся. Постепенно становится легче, но боль не прошла окончательно. Девушка предлагает сходить к медсестре – она сможет определить причину резкого ухудшения. Спускаемся на один этаж. Призрачно. На улице темно, электрический желтый свет. Медсестра – белый халат и запах лекарств – все как положено. Начинаются расспросы – да, вы все сделали правильно, иначе бы никто не успел мен помочь… она разговаривает не со мной, а лишь с маленькой девушкой. Словно я тут вовсе не при чем, или же меня вовсе нет. вы выходим. Обе они довольны. Непонятно чем… мне хочется сбежать.

Зима. Валит снег. Перекресток. Маня предлагает пойти в кино. Я соглашаюсь. Осталась перейти улицу. Она говорит, что у ветеранов, детей и героев – особое положение – им вход бесплатный. А потому – мне нужно связь билет в специальном отделе. Оказывается, я спасла жизнь нескольких людей. Ничего не помню. Знаю, что награда где-то валяется в столе, дома. Маня берет мои документы и идет выкупать мне билет. Я остаюсь на перекрестке – мне ни куда не хочется. Мальчик ездит на самокате. Они с мамой собрались смотреть кино с улицы. Денег на билет нет. я спрашиваю, где можно взять стулья. За ближайшим домом. Они желтые и плассмасывые.



Вчера.

Письмо по рассылке. Друг знакомой воспользовался ей книжкой мейлов. Предложение купить квартиру. Новый дом, хороший район, большая площадь, по дешевке. Спрашиваю – что не так. Досталась в наследство. Жить в ней не может – что-то странное, мешает, пугает, просит уйти. Я хочу посмотреть. Он предлагает прийти ближе к ночи и посмотреть. Я стою под фонарями, хочу зайти в ограду – меня сбивает машина, больше похоже на автобус или газель. Больно. Выбрасывает из сна. Мурашки.

Школа волшебства. Урок. Я вредничаю. Меня наказывают. Отбираю волшебную палочку. Заманиваю всех в актовый зал – прячу людей в складные шкафы – они сразу засыпают. Иду на улицу. Горы, снег. Лавина. С помощью палочки раздвигаю снег в разные стороны. Очень здорово – двигать поток, чувствовать его под пальцами, его силу и порывы.

Мальчик модель. Натурщик. Его красят в насыщено темно-синий цвет. Тело болит. А кожа зудит. Больно.

Джунгли. Корабль. Пытаемся сбежать. Разговор с папой.




СноВедения.

главная