Сегодня.

Тихий дождь и мягкая, воздухом пропитанная зелёно-земельная трава. И поступь. И рельсы. Три пути. Я, маман и Том. Куча котомок, вещё- всё на себе, несуразно-глупый поход. И поиски станции. И грохот трамвайного хода – номер шесть проходит мимо нас, обдувая ветром. И следование в его же сторону – уже близко. И звонки других – 7 и 8. И маленькая девочка, укутанная в голубое платье и белые туфельки. И ты хватаешь её и бежишь – пряча. Чтобы всё было хорошо, чтоб ничего с ней не случилось – обнимая.

Татина квартира. Наступление ночи. Некуда идти. Мы одиноки. Я и Шура остаёмся с ночевкой. И ты сидишь, вдыхая дым на балконе.

Два человека – высокий мужчина в тёмного тона спортивном костюме, и лысая девушка в непонятной формы, длинных до щиколот одеждах. И их спор – о невозможности встретится с невозможных, о несуществовании темноты и случайности. А после – их борьба за жизнь, когда нечто пыталось их забрать – увезти и сгинуть.

Ларек, много лёт уже заброшенный, пышёт паром и суетой работы толстых рук. Мужчина, небритый увалень, что-то быстро и вкусно готовит, расставляя по полкам и радуя малыше. Но ценников нет, и названия не указаны. И продажа, как оказывается не для всех. И ты смеясь подходишь и, тыча пальчиком говоришь – Дяденька, а мне вот это! Ну, пожалуйста! Оно такое крааасивое. Ну, вон то. Да как же его там? Розовое такое, ещё цветными штучками посыпанное. А потом, ты набираешь её и ещё))) И вот уже показываешь ему фото с недавней свадьбы – невеста, жених и куча скинутой с ног обуви и постановка на сцене, и съёмка с воздух – новых каруселях. И там так высоко, что можно смехом оглушить весь город.)